lycoperdon (lycoperdon) wrote,
lycoperdon
lycoperdon

Categories:

Англичанка гадит - Петр 1 исправляет ... .

Оригинал взят у shtalmeister в "Надлежало бы ее королевину величеству нам дать сатисфакцию"...
21 апреля 1709  года в Англии был издан старейший из действующих поныне законов о дипломатических привилегиях - английский "Акт о сохранении привилегий послов и публичных министров от иностранных государей и чинов" (An act For Preserving the privileges of Ambassadors and other Public ministers of foreign princes and states). Британский парламентский акт от 21 апреля 1709 г. (Статут 7-го года царствования Анны, раздел 12) имел большое значение в истории посольского права. Он сыграл роль своеобразного международного прецедента и, бесспорно, оказал положительное влияние на упрочение в международной практике принципа посольской неприкосновенности.
Этому обстоятельству, между прочим, способствовало самое что ни на есть "русское начало".
[Spoiler (click to open)]
    Возникновение британского парламентского акта явилось результатом настойчивой и энергичной позиции России в лице Петра I. Поводом для издания закона послужил широко известный дипломатический конфликт, вызванный арестом за долги в июле 1708 года русского посла в Лондоне Артамона Сергеевича Матвеева.18 июля 1708 г. граф А.А. Матвеев вручил королеве Анне свои отзывные грамоты. Еще до получения отпускных грамот с ним случилось происшествие, о котором он так доносил своему правительству:
  "Когда я из Сенджемской... к улице от двора дука Болтона с каретою переезжал, необычайно ночью три человека напали на меня с свирепым и зверообразным озлоблением и, не показав мне никаких указов, не объявя причины, карету задержав и лакеев в либерее моей разбив, вошли двое в карету мою, а третий стал на козлах по стороне и велели кучеру как наискорее мчать меня неведомо куда. Усмотря я, что те люди разбойнически нападши вне всякой наименьшей причины от меня им и которых я николи не знал, а особливо же, что меня в карете почали бить, шпагу и трость и шляпу отбили, уразумел, что злой и наглой мне смерти от них конец будет последовать.Чрез все силы мои публично стал я кричать воплем великим, в которое время все в карете те плуты меня также били и держали за ворот, и платье изодрали с таким барбарством, как описать не могу. На тот крик мой... близь опера собравшийся народ, услыша таковое неслыханное в свете не только послу, но и меньшего градуса публичному министру оскорбление, насилу мою карету... удержали и вывели меня из кареты безобразно разбита в таверну, или дом, где сходятся есть...Те плуты, увидя свое злочинство, убояся от народа себе великой беды, объявили причину, что я будто по приказу и по письму, им данному от правительства купеческого, шерифа именуемого, за долг двум купцам, угольному и кружевному, 50 фунтов они меня взяли за арест. С того кабарета они, взяв меня по расходе людей и кинув в извозчичью карету, повезли в дом, где в великих долгах арестуют людей...С первой той таверны тотчас дал я знать... министрам чужестранным..."
      Суть дела, таким образом, заключалась в том, что русский посол в Англии А.А. Матвеев был арестован за долги, которые якобы с него причитались, причем подвергся грубым оскорблениям и даже побоям.

Артамон Сергеевич Матвеев
        Политическим фоном, на котором возник этот дипломатический инцидент, была тенденция Англии, стимулируемая отношениями Пруссии и Ганновера, поддержать Швецию в борьбе против России и тем добиться ослабления России и подорвать ее влияние в Европе.
       Соловьев пишет: " тайным образом Матвеев проведал о внушениях прусского и ганноверского дворов, что всем государям Европы надобно опасаться усиления державы Московской; если Москва вступит в великий союз, вмешается в европейские дела, навыкнет воинскому искусству и сотрет Шведа, который один заслоняет Европу, то нельзя будет ничем помешать ее дальнейшему распространению в Европе. Для предотвращения этого, союзникам надобно удерживать царя вне Европы, не принимать его в союз, мешать в обучении войска и в настоящей войне между Швецией и Москвой помогать первой. Англия, Цесарь и Голландия подчинились этому внушению и определили не принимать царя в союз, а проводить его учтивыми словами."
      Высказывалось даже предположение, что нападение на Матвеева было сделано по наущению шведского посланника. Это обстоятельство еще более тесно связывало позицию русского правительства в вопросе об иммунитете его посла с борьбой за престиж и международное значение России. Матвеев уехал из Англии не простясь, не пожелав принять обычных подарков, и резко протестовал против нарушения международного права и оскорбления в его лице чести его государя.
     В письме к русскому канцлеру Головкину Матвеев писал, что : " в моем лице весьма народное право не тлолько нарушено, новсемерно изневолено", и сообщал, что потребовал от британского статс-секретаря, чтобы королева защитила "честь священную его царского величества государя моего всеми преобиденную в характере лица моего и право народное изневоленное до конца, сходною обороною и самым прямым удовольствием".
     Произошло неслыханное нарушение посольского права. Королева Анна выразила сожаление по поводу случившегося. Однако Петр I не удовлетворился этим и потребовал смертной казни для лиц, нанесших оскорбление его послу. Виновные были привлечены к ответственности, но не подверглись наказанию, так как в английском праве тогда не было соответствующего закона. Петр настаивал на своем.
     Опасаясь обострения отношений с русским правительством и желая предупредить нападки в парламенте, сессия которого открывалась в ноябре 1708 года, английское правительство внесло в парламент билль об иммунитете иностранных послов, который после двоекратной консультации с членами дипломатического корпуса, на очередной сессии парламента был принят специальный парламентский акт 21 апреля 1709 г., получивший санкцию королевы, о сохранении привилегий послов и публичных министров от иностранных государей и чинов.
    Согласно этому акту всякие меры юрисдикции против аккредитованных агентов всех рангов, их слуг и их имущества будут считаться недействительными (ст.3), а лица, добивающиеся таких мер или их исполняющие, будут подлежать наказанию по суду, как "нарушители международного права и возмутители общественного спокойствия" ( ст.4); при этом оговаривалось, что действие этого акта не будут распространятья на купцов, которые поступили на службу к дипломатическому агенту  целью избежать применения законов о банкротстве (ст.5), и что луги дипломатического агента пользуютя преимуществами этого акта лишь при условии, что они внесены в списки канцелярии одного из статс-секретарей (ст.6).
     В этом акте объявлялось, что "Понеже некоторые возмутительные и беспорядочные люди особу его превосходительства Андрея Артамоновича Матвеева, чрезвычайного посла его царского величества, императора всероссийского, ее величества королевы великобританской доброго приятеля и союзника, грубейшим образом обесчестили, оного заарестовали, силой на большой улице из кареты вывели и несколько часов держали под арестом ко умалению и поруганию ее королевина величества дарованной защиты, вопреки международному праву и к ущербу прав и привилегий, которые послам и иным дипломатическим агентам, как таковым назначенным и принятым, всегда принадлежат и свято, ненарушимо подобают быть соблюдаемы... все дела и жалобы, указы и процесс, начатые и продолжающиеся от (имени) какой бы то ни было особы или особ против помянутого господина посла или иной особы или особ за него данные, и принятие или признание таковых, или иск и всякого рода процессуальные действия под предлогом и видом такового дела, или иска и все о том приговоры совершенно уничтожаются и признаются недействительными и будут считаться таковыми, с какими бы намерениями, видами или целями они ни были возбуждены. И еще помянутой властью определено, что все предъявления, поступки и мемориалы против помянутого господина посла и его поручителей ничтожны и недействительны".
     Таким образом, английское правительство торжественно полностью подтверждало принцип посольской неприкосновенности, причем не только по отношению к данному случаю, но на будущие времена в акте указывалось: "И к будущему предупреждению таковых дерзостей вышеупомянутою властью еще объявляется, что все указы и процессы, которые когда-либо впоследствии будут возбуждены, и коими особа посольская или иного дипломатического агента иностранных государей и чинов, которые назначены и за таковых от ее королевина величества и ее наследников признаны, или служитель, или слуга такового посла и дипломатического агента заарестован или в заключение посажен будет, или его, или их имущество задержано, отнято или взято будет, то оное все всяким образом с какими бы намерениями, видами или целями ни было учинено, совершенно ничтожно и недействительно почитаться будет".      
     Для полного удовлетворения англичане признали императорский титул Петра, который был указан в извинительной грамоте, переданной послом в чрезвычайной миссии Витвортом, в Москве 5 февраля 1710 г.

интересные исторические факты о налогах
Tags: англичанка гадит, история России
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments