November 4th, 2014

кисо

Коломойский вывез палача Одессы в Швейцарию.

Оригинал взят у ua_katarsis в Коломойский вывез палача Одессы в Швейцарию.
сотник МыколаМиграционная служба Швейцарской республики подняла вопрос о депортации Н.Н. Волкова, 1981 г.р.. Кто не помнит - это т.н. "сотник Мыкола", во время печально известных событий в Одессе 2 мая, получивших название "одесской хатыни". Боевиками Коломойского, под покровительством укр. властей было убито 100-150 инакомыслящих, в основном, женщин и стариков.
На видео - доклад секретарю СНБОУ, лидеру НВФ "Самооборона майдана" Парубию А., который был доволен подчиненным.
Ни один из боевиков арестован не был, Волкову, хоть и ранее судимому по ст. 190 (мошенничество), судья почему то выбрала меру пресечения домашний арест. И Волков исчез.Collapse )

кисо

От Да дзи

Оригинал взят у gmorder в От Да дзи
Дмитрий Дзыговбродский
Дороги Новороссии: Луганская ночь
Пока ждали большую часть команды Комитета Государственного Строительства на точке сбора, я и мой друг Антон Гурьянов сфотографировались на память рядом с героической машиной, которая уже успела поучаствовать в освобождении Украины от фашизма.
Сегодня ночью вдалеке вовсю гулко "ухают" артиллерийские удары. Укровояки опять решили пообстреливать мирные города.
Невероятно много интересного в Новороссии можно увидеть ночью. :) Но пусть это останется тайной. А для украинских карателей неприятным сюрпризом. Мы с Антоном долго стояли и наслаждались.
Теперь, после увиденного, за Новороссию я спокоен. Укровойска ничего сделать не смогут.




кисо

Кто сжег Хатынь?

Оригинал взят у yadocent в ХАТЫНЬ

Уничтожение фашистскими оккупантами 22.03.1943 этой белорусской деревушки – история довольно известная. Но в определении личности карателей советские авторы чаще всего отделывались довольно расплывчатыми формулировками, максимум упоминая фамилию «немецко-фашистского захватчика» Дирлевангера. О том, что в этой одиозной расправе приняли активное участие «землячки» - украинцы впервые стало известно только в 1975 на процессе по делу одного из командиров полицейского «118 шуцманшафт-батальона» Василия Мелешко. Однако, факт не получил широкого распространения.

История снова всплыла в декабре 1986, когда в Минске судили другого офицера «шуцманшафт-118» Григория Васюру. Здесь, кстати, выступили свидетелями многие бывшие военнослужащие этого подразделения, видимо, уже отбывшие своë. Лукович, Спивак, Катрюк, Щербань, Петричук – вполне украинские фамилии – это ответ одной гаденькой публикации в «Голосе Украины» в феврале 1995 года, где преступления «шуцманшафта» пытались списать на русских коллаборационистов.

Советское руководство, старательно блюдя «дружбу народов», и на этот раз не допустило ни одной публикации на тему. Но вскоре вовсю зашуршали «перестройка» с «гласностью» и минский собкор «Рабочей трибуны» В.Рощин 10 ноября 1990 обнародовал здесь свой обширный материал о процессе.

Еще: 22.3.1991 в латышской «Советской молодежи» появилось интервью главы суда В.Глазкова. Однако в потоке всеобщего разоблачительства эти статьи не обрели большого резонанса. «РТ» все-таки была газета хоть и центральная, но второразрядная. А республиканская «молодежка» вообще осталась незамеченной. Да и к тому же фашистские пособники в то время уже вовсю превращались в новых «национальных героев». Правда, в 1992 в Беларуси, кажется, выходила книга, затрагивавшая эту тему, но в то время СССР уже был развален, все горизонтальные связи порваны, поэтому за пределами республики она осталась практически неизвестной.

Об участии укронацистов в уничтожении Хатыни впервые на Украине написал некий Ю.Федоровский в «Прикарпатськiй правдi» от 8 мая 1993

 

ПРО ТИХ, ХТО ПАЛИВ ХАТИНЬ

(перевод)

«Хатынь. Название этой белорусской деревни известно всем. 22 марта этого года исполнится ровно 50 лет с того трагического дня, когда Хатынь была уничтожена фашистами. Многие годы это название стояло в ряду других – Лидице, Красуха, Орадур – как символ бесчеловечного фашистского режима уничтожения славянского населения, незаживающая рана Белоруссии. Но что мы знаем об этой трагедии кроме того, что каратели во главе с эсэсовцем Дирлевангером сожгли и расстреляли здесь 149 человек, в том числе 79 детей? Это – не вся правда.

Только много лет спустя выяснилась страшная истина: вместе с немцами Хатынь жгли бандеровцы. 12 декабря 1986 в Минске начался судебный процесс над бывшим начальником штаба 118 украинского полицейского батальона Григорием Васюрой. Как возник этот отряд? Свидетельствует бывший рядовой 118 батальона Г.Спивак: «Я был в лагере военнопленных в Киеве. Осенью, уже холодно было, нас начали набирать на работу. Приехали националисты, где-то уже обученные, стали организовывать охранный батальон. Мне дали винтовку, одели в зеленую немецкую форму. Попал в 118 батальон, где начштаба стал Васюра. Командиром взвода у меня был Пасичнык, ротным – Винницкий, бывший офицер. В Белоруссию нас направили для борьбы с партизанами… Вообще, первая рота у нас была самая жестокая и преданная немцам. Большинство, если не все, составляли в ней националисты из Западной Украины. Особенно ударным был взвод Мелешко».

Офицеры этой зондеркоманды прошли спецподготовку в Германии. Присяга на верность фюреру была принята в ноябре 1942 года, а в декабре батальон передислоцировали в Плещеницы возле Минска. Командиром батальона стал Кость (Константин) Смовский, бывший белогвардеец, начштаба до декабря являлся Корниец, а затем Васюра. На суде он рассказал: «В плен попал 29 июня. С полмесяца пробыл в одном лагере, потом перевели в другой – на территории Германии. Осенью 1941 нас отсортировали. Мне предложили пойти в школу «пропагандистов-восточников». Кормили здесь досыта, подлечивали. К осени 1942 нас привезли в Киев. Здесь чувствовал себя свободно. Меня обмундировали, дали советскую винтовку. Немцы назначили командиром взвода. В Плещеницах стал адъютантом, начальником штаба. Получил жалование 30 марок, паек. В первый отпуск я поехал в апреле 1943 года».

Свой первый отпуск Васюра получил за Хатынь. Но еще до 22 марта 118 батальон сжёг 58 домов в деревне Чмелевичи Логойского района (убито 3 жителя), затем 40 домов в деревнях Котели и Заречье (16 убитых). Хатынь была обречена. Накануне по дороге к Минску была обстреляна машина с гауптманом Вёльке и лейтенантом Мелешко. Немец был убит. Партизан каратели достать не могли, поэтому было решено уничтожить Хатынь «известную дружелюбием к бандитам», по словам майора Р.Кернера. Сначала были рассстреляны работавшие неподалеку лесорубы из деревни Козыри (26 человек убито, 7 – ранено). Затем подошли основные силы 118 украинского полицейского батальона и спецподразделение Дирлевангера, которые окружили Хатынь. Всё население было согнано в овин, убегавших расстреливали.

Свидетельствует единственный спасшийся из овина Виктор Желобкович (тогда ему было 12 лет): «Когда всё запылало, люди рванулись, вышибли дверь. Мы с матерью отбежали метров пять или шесть. Мне обожгло плечо. Я упал, мать меня прикрыла, слышно было как её тело резко содрогнулось. Я сказал, что меня ранило, но она не отвечала. Тело её сверху обгорело. Сколько так пролежал, не помню…Карателей было очень много. К каждому дому подходили четыре-пять. Говорили на немецком и украинском языках. Свидетельствую, что они хотели сжечь людей заживо, а стрелять начали, когда хатынцы вырвались  из сарая. Напротив пулеметы стояли».

За Хатынь Васюра получил отпуск и медаль, а 118 батальон продолжил свой кровавый путь. В ходе операций «Герман» и «Коттбус» в мае было сожжено 40 дворов в дер. Вилейка. 17 детей и 7 женщин каратели загнали в сарай и сожгли. На следующий день после допросов и пыток та же участь постигла всех мужчин. Тогда же были сожжены дер. Осовы (погибло более 50 человек) и Нивки (90 дворов) Витебской области. А всего от рук карателей погибло более 360 человек.

После освобождения Белоруссии Васюра, ставший гауптманом СС, вместе с капралом И.Козынченко бежал вслед за немцами на Запад, потом вернулся в СССР. Детям говорил, что был в плену. Только через сорок лет, когда было доказано его участие в карательных акциях, он был привлечен к суду и приговорен к расстрелу. Тогда, в 1986, членов бандеровских формирований ещё не называли «национальными героями». Но прошло всего несколько лет… 14 октября 1990 года в Старом Угрыниве был открыт памятник С.Бандере, 30 июня 1991 – памятник Е.Коновальцу. В Тернопольской, Львовской, Ивано-Франковской областях открыто проводятся слёты «вояков УПА». Может быть, я мало знаю о нашей недавней истории, но ещё живы те, кто помнит бандеровщину, кто помнит кровавую деятельность полицейских батальонов, из которых была сколочена УПА. И нельзя молчать сейчас, когда под флагом «национального возрождения» уже не исподволь, а в открытую реабилитируются ОУН-УПА, когда пособники фашистов, чьи руки по локоть в крови, объявляются «борцами за идею», произносят речи по радио, мелькают на телеэкранах УТ. Пусть люди знают о тех, кто шел рядом с гитлеровцами, о кровавых карателях, какой бы национальности они не были. Требуют покаяния от коммунистов, но кто из бывших и нынешних бандеровцев покаялся в крови тех тысяч и тысяч павших от рук националистов в немецкой и украинской форме? Слышат ли они колокола Хатыни?»

 

Этот материал довольно широко разошелся: он был воспроизведен в «Донецком кряже» 21.5.1993 (частично), в харьковской «Панораме» №39 (сентябрь) 1994, «Прапоре перемоги» (Миргород) и др. и даже попал в «Лiтопис газетних статей». Затем подтянулись другие авторы: В.Зданюк в «Нашей республике» в 1993 попытался слегка смикшировать проблему, выступила О.Егорова в «Комсомольской правде» 19.6.1993, «Лит.газета» 23.6.1993, «Киевские ведомости» 21.4.1998…

А с наступлением эпохи И-нета вовсю разгулялись компиляторы (чтобы не сказать грубее – «плагиаторы»). Вышеизложенную публикацию пересказывали довольно близко к тексту сначала какой-то Р.Байбурин в г. «2000» (2000.net.ua/print&a=%2Fpaper%2F34647), затем какой-то Н.Варивончик в «Киевском вестнике» (kievskivestnik.narod.ru/Khatyn-palachi.htm), далее… (везде ?)

«Замолчать» историю не удалось, поэтому необандеровцы начали оперативно отгавкиваться. Уже в начале июня 1993 года во Львовском Институте украинознавства прошла конференция, участники которой приняли специальное обращение по поводу обнародования «хатынских» материалов: «розвінчувати, доводити, що то провокаційні фальшивки, а для цього слід залучати на міжнародні конференції більш широкий загал науковців, експертів-активістів». Правда, за прошедшие 16 лет никаких развенчивающих доказательств необандеровцы так и не представили.

Затем парижский украинец В.Косик (известный бандеролюб) в одном из своих квазиисторических опусов попытался отмазать «шуцманшафт-118» от Хатыни, заявив, что батальон был переведен в Белоруссию только в июле, т.е. на 4 месяца позже (отголоски этого диспута еще сохранились в Википедии). И вот недавно, в 2005, в «Киевском телеграфе» некий Б.Гордасевич из Львова снова предпринял попытку отмазать националистов от Хатынской трагедии. Хотя… перечитайте выделенные слова. Что тут добавить…

 


кисо

Шуцманшафты и ОУН

Оригинал взят у svetlako в ОУН и шуцманшафты

Встретил в книге Андрія Дуды и Володимира Старика «Буковинський курінь в боях за Українську Державність: 1918-1941-1944»  два списка. Один исходный Буковинского куреня; другой с таким названием «Список учасників 115, 118 (1942-44), 62, 63 (1944) батальйонів, 2-го укр. куреня ім. Т.Шевченка (1944) французького резистансу». Известно, что Буковинский Курень действительно после того, как надобность в Киеве у немцев в нем отпала – точнее после Бабьего Яра – отправился записываться в шуцманшафтбатальоны. А посему я решил сравнить эти списки, чтобы увидеть, сколько реально «буковинцев» отправилось дослуживать шуцманами. (Конечно, можно было допустить, что часть их, минуя промежуточную службу, сразу уехала во Францию и в шуцманах не была, но фантастика в другом отделе…).

 

Дело нехитрое. Из 298-ми человек списка Буковинского куреня и 517-ти человек «второго списка» - совпали 97. Итак, как минимум, треть «буковинцев» не стала бороться за независимость с немцами как повстанцы или подпольщики, а предпочли легальную борьбу плечом к плечу с оккупантами. Великолепная пропорция! К ней нужно добавить тех, кто не менее легально ушел служить в другие немецкие структуры, начиная с гестапо и кончая учебками. Вот они шуцманшафт-ОУНовцы поименно, ибо страна должна знать не только своих героев, но и своих подлецов, иначе всегда найдутся те, кто захочет превратить одних в других:

 

Аврам Володимир, ройовий.

Антонюк Прокіп, чотовий.

Бажан Василь, чотовий,

Балицький, чотовий.

Бегметюк, стрілець.

Білак Орест, стрілець.

Близнюк, стрілець.

Богданюк Петро, стрілець.

Боднарюк Михайло, стрілець

Бручковський Олексій, ройовий,

Бужора, стрілець.

Вакарчук, стрілець.

Вепрюк, ройовий.

Винницький Осип, сотник.

Волошинюк Григорій, ройовий.

Волошинюк Михайло, ройовий.

Гаврилишин Володимир, ройовий.

Гавриш Антон, стрілець.

Гільчук Григорій, стрілець.

Данко Дмитро, стрілець.

Данко Іван, стрілець.

Дебрин Мунця.

Демидюк Семен, стрілець.

Дідик, стрілець.

Думенко, поручник.

Зав'ялець, стрілець.

Загородний, стрілець.

Захвалинський Петро, сотник.

Зибачинська Марта.

їлашкевич, чотовий.

Ісопчук Степан, ройовий.

Калинчук Микола, стрілець.

Катрюк Володимир, ройовий.

Квасниця, стрілець.

Кибич Архип, поручник.

Кириляк Іван, ройовий.

Кириляк Степан, стрілець.

Клим Дмитро, ройовий.

Кміт, чотовий.

Козак Іван, стрілець.

Козачук Іван, стрілець.

Козачук Петро, стрілець .

Колотило, стрілець.

Костюк, стрілець.

Кравець, сотник.

Кримський Михайло, ройовий .

Кульчицький, стрілець.

Кушнір Іван, стрілець.

Лазоряк Юрій, стрілець.

Лазоряк Петро, стрілець.

Лакуста Григорій, чотовий.

Лукинюк Іван, ройовий .

Лукинюк Микола, ройовий.

Лукович Осип, ройовий.

Лютик, стрілець.

Мацетурка, стрілець.

Мацибурка, стрілець.

Мельничук, стрілець.

Микитюк Василь, стрілець.

Миронюк Іван, чотовий.

Остапенко, поручник .

Павлюк, поручник.

Павлюк Параска.

Петричук Василь, поручник.

Петричук Іван, чотовий.

Петричук Маруся.

Пилипюк Іван, стрілець.

Пиндуляк Созонтій, поручник.

Прокопович Василь, стрілець.

Рак, чотовий.

Рибчук Михайло, стрілець.

Руцький, стрілець.

Сандуляк, стрілець.

Семака Аксенія.

Семака Іван, ройовий.

Семака Михайло, стрілець

Семеген Іван, стрілець .

Семеген Петро, стрілець .

Сербин Іван, чотовий.

Слижук Іван, бунчужний.

Словський Євзебій, стрілець.

Стрілецький, бунчужний.

Татарин, стрілець.

Тащук, стрілець.

Тащук, стрілець.

Титинюк Олексій, ройовий.

Токар Михайло, ройовий.

Унгурян, чотовий.

Федорів Лука, поручник.

Хохлач Іван, стрілець.

Черевайко, стрілець.

Черниш Володимир, ройовий .

Чорногуз Іван, стрілець .

Щербак, стрілець.

Щербак, стрілець.

Щербак, стрілець.

Якубовський Ярема, поручник.

 

А теперь о делах тех самых номерных батальонов.

Конечно, придется начать со 118-го. Самый известный. Известен тем, что сжег Хатынь. Вместе с жителями. Стариками, женщинами, детьми… Сжег он не только Хатынь, а еще и Осовы, Вилейку, расстрелял Козыри, сколько еще незадокументированных огненных вёсок! Просто Хатынь стала символом жестокости оккупантов. Оккупантами для Беларуси стали в том числе и «оуновцы». В прессе, при упоминании процессов по Хатыни, из вышеприведенного списка всплывали следующие фамилии: Катрюк, Лукович, Петричук, Лакуста…


Вот из показаний карателей на этом процессе:

"Во время допроса двух юношей Васюра и переводчик батальона Лукович жестоко их избивали, подвергали пыткам, зажимали дверью им пальцы рук, а затем заставили их выкопать во дворе яму и расстреляли"

"Мой (Ивана Петричука –АСъ): пост был метрах в 50 от сарая, который охранял наш взвод и немцы с автоматами. Я хорошо видел, как из огня выбежал мальчик лет шести, одежда на нем пылала. Он сделал всего несколько шагов и упал, сраженный пулей. Стрелял в него кто-то из офицеров, которые большой группой стояли в той стороне. Может, это был Кёрнер, а может, Васюра. Не знаю, много ли было в сарае детей. Когда мы уходили из деревни, он уже догорал, живых людей в нем не было — дымились только обгоревшие трупы, большие и маленькие… Я должен подчеркнуть, что деревню сожгли немцы, приехавшие из Логойска, а мы им только помогали. Правда, грабили мы ее вместе. Помню, что из Хатыни в батальон привели 15 коров".

«Перед запертыми воротами установили станковый пулемет, за которым, я хорошо помню, лежал Катрюк»

«Командир отделения Лакуста и писарь Филиппов, переводчик Лукович истязал людей на допросах, насиловал женщин: Все они были мерзавцы из мерзавцев. Я (Григорий Васюра – АСъ) их ненавидел!"

 

А вот показания свидетеля – выжившего мальчишки из Хатыни:

 

«В тот день перед обедом мы с отцом пошли в пуню, чтобы приготовить корове  трасянку. Вдруг услышали выстрелы. Побежали в хату, позвали остальных и всей семьей спрятались в погребе. Через некоторое время каратели выбили в погребе дверь и приказали нам выходить на улицу. Мы вышли и увидели, что из других хат тоже выгоняют людей. Нас повели к колхозному сараю, который стоял чуть в стороне, на возвышении. Мы с матерью оказались у запертых снаружи дверей сарая, я видел через щели, как подносили к стенам солому, затем поджигали ее. Когда рухнула догоравшая крыша и от пламени стала вспыхивать одежда, все рванулись к воротам и выломали их. По устремившимся в пролом людям со всех сторон начали стрелять стоявшие полукругом каратели.

Мы отбежали от ворот метров на пять-шесть, мама сильно толкнула меня, и мы оба упали на землю. Я хотел подняться, но она прижала мою голову: "Не шевелись, сынок, полежи тихонько". Меня сильно ударило что-то в руку, потекла кровь. Я сказал об этом маме, но она не отвечала - была уже мертва. Сколько я пролежал так, не знаю. Все вокруг горело, даже шапка на мне начала тлеть. Потом я понял, что каратели ушли, стрельба прекратилась, еще немного подождал и поднялся.

Сарай догорал, вокруг лежали обугленные трупы. Кто-то простонал: "Пить..." Я побежал, принес воды, но она не понадобилась...»

 

Но это нам кажется, что это жутко. Мы ошибаемся. ОУНовцы всё это видели по-другому. Они несли свет украинского национализма неразумным беларусам. Вот как описывает эту деятельность Орест Билак из того же 118-го батальона в книге, которую я упоминал в самом начале (цитата из "героических" мемуаров, так сказать):

 

«Совєти могли шукати нас, дискредитувати, але не могли багато виграти. Бо наша поведінка поміж білорусами була найкраща від усіх, до того ж і мова найближча. Як самі білоруси казали: "Украйонці — любезний народ". Ми ніколи не брали у них нічого задаром і пильнували, щоб ніхто не потрафив робити їм неприємні діла. Коли доходило до великих свят, то ми купували великий чорний хліб і самогонку — а нам платили в місяць 20 марок. Білоруси вже знали, що щось будемо купувати на Новий Рік, Різдво, Великдень, Зелені Свята і не боялися нам продавати самогонки, хоч її було заборонено фабрикувати... А що ми були на Білорусії і боролися проти червоних банд, то це цілком нормально, бо білоруси — це наші брати-слов'яни від Володимира Великого. Червоні москалі вкрали їм щастя організувати свою власну національну партизанку, та до того ж їх грабували і часто палили їх села».

 

Да уж… Они никогда не брали ничего задаром, всегда взамен давали хоть чуть-чуть – например, пулю в лоб! Хатынь вообще сожгли красные москали. А шуцманы-оуновцы если и расстреливали детей, то только от большой братской любви к беларусам.

 

До какой подлости может дойти человек? Нет ее предела для украинского нациста…

 

В следующий раз посмотрим, какие «подвиги» насовершал 115-й батальон. С фактами легче убеждать людей в мерзости сторонников «интегрального национализма» (это такой эвфемизм для «украинского нацизма», если кто не разбирается…).

кисо

"Подвиги" оуновцев из 115-го шуцманшафтбатальона

Оригинал взят у svetlako в "Подвиги" оуновцев из 115-го шуцманшафтбатальона

Продолжаю изучать «героический героизм» оуновцев из разных шуцманшафтбатальонов. 

 

Сегодня на очереди одна из операций 115-го «шума», сформированного из Буковинского куреня.

 

Вот как описывается она в книге Андрія Дуды и Володимира Старика «Буковинський курінь в боях за Українську Державність: 1918-1941-1944».

 

«На середину грудня німецьке командування запланувало проведення великомасштабної операції проти більшовицьких партизанів у районі Липичанської пущі. Зосередивши довкола пущі великі сили та заблокувавши всі виходи з неї, німці оточили кілька великих партизанських загонів. У цій операції брав участь і 115-й батальйон, який охороняв правий берег р.Німан. Втім, німці не відважилися заглибитися в ліс, і партизани в ніч з 14 на 15 грудня вирвалися з оточення і відійшли в сусідні райони. Про реальні наслідки операції індиферентно згадує український стрілець: "Одначе партизанських відділів не розбито, мабуть, тільки розігнано, бо вони скоро почали діяти з такою ж активністю, як і давніше"» (последняя цитата по воспоминаниям оуновца Андрия Микитенка – обратите внимание на слово индифферентно..).

 

Что же такое «индифферентное» сотворили в тот раз каратели?

 

В том самом декабре 1942 года в ходе той самой операции против Липичанской Пущи по данным краевеческого музея г.Дятлово нацистами и их холуями были уничтожены вёски Великая Воля, Трофимовичи, Дубровка, Городки, многочисленные хутора.

Сегодня на месте деревни Великая Воля на берегу стоит памятник: женщина, держащая руку на голове мальчика. Монумент воздвигнут в память о расстрелянных 364 жителях деревни. Как их расстреливали - рассказывается в книге Адамовича «Я из огненной деревни»:

"...Пришли к нам, стали выгонять из хат. Немец открыл двери и сказал: "Выходите!.." Вышли мы из хаты и видим, что тут уже вся деревня согнана. Подогнали нас метров, может, пятьдесят, поставили всех в колонну... Скомандовали нам всем стать на колени, и сзади прошла машина. И стали мы меж собою говорить, что, -может, жечь нас будут живых. А они стали нас фотографировать - с каким-то аппаратом стояла машина. Сфотографировали они нас, подали команду встать. Потом брали по двенадцать человек и на метров, может, сорок или пятьдесят отводят их, командуют ложиться в таком положении (показывает) и из пулемета тогда шуруют. Я попал тогда как раз во вторую группу... Уже потом, когда всех перестреляли, встал старый Василь Ломако и говорит: "Хлопцы, кто остался живой, вставайте! Немцы уехали..."

 

А вот как расстреливали другую деревню из зоны ответственности оуновцев из 115-го батальона – деревню Городки (по той же книге):

«Приехали, оцепили деревню, обставили пулеметами: никуда не удерешь. Потом начали ходить по хатам, созывать на проверку паспортов и приказали, вспоминает Иван Викентьевич Городка, взять с собой семейные списки. В западнобелорусских деревнях, ближе к границе "рейха", был введен такой порядок: на каждой хате - семейный список. Чтобы никого чужого! Вынесли стол, скамьи поставили: совсем "мирная" бюрократическая процедура.

"...Сами стали с автоматами, - рассказывает Иван Городка. - И немец опрашивает у солтыса по-польски:

- Будут квартиры нам?

Солтыс говорит:

- Будут.

И они тогда, в тот момент, давай стрелять. Пока он не сказал про эти квартиры - они не стреляли. Это знак у них был такой, команда. А солтыс, он не знал. И его тоже убили. И братьев его убили, и женку, и детей, всех... Как они давай стрелять, так я побежал. Мы втроем тогда спаслись...

А потом деревню нашу сожгли. В нашей деревне убили тогда 360 душ. А в нашей семье батьку убили {мать раньше померла), три сестры убили, и братишка был еще малый..."

 

А вот почему же «бывший» оуновец в своих мемуарах пишет так ИНДИФФЕРЕНТНО? Мог бы и поживее изложить, как он героически боролся с врагами Украины в декабре 1942-го… Помните Хатынь? Чем эти шуцманы отличаются от них? Правильно - ничем!

 

Итоги «героической борьбы» по тому самому Дятловскому району, откуда эти деревни и сама Липичанская Пуща (по материалам Чрезвычайной Государственной Комиссией (ЧГК) при СНК СССР из статьи М.Шевякова «Жертвы среди мирного населения в годы отечественной войны»1992 г ) :

«Уничтожено мирного населения по районам: … Дятловском — 4716, в том числе детей — 533 (из них 298 сожжено заживо) …»

 

Сволочи…

 

(Продолжение описания «героизма» оуновцев – следует)